Коллегия адвокатов 25
Коллегия адвокатов 25
Адвокатской палаты Рязанской области

8 (910) 904-68-00
8 (920) 995-75-99
rpka-apro@yandex.ru
Рязань, ул. Лесопарковая, дом 18, офисный-центр "Кремлевский", офис 107

Суд прекратил производство по гражданскому делу о взыскании морального вреда

04.02.2016
Адвокат:

В Октябрьском районном суде города Рязани слушалось гражданское дело по иску о взыскании морального вреда.

В исковом заявлении указывалось, что ответчики своими действиями, которые выразились в том, что они обратились в суд с заявлением частного обвинения, причинили истцу моральный вред, оцениваемый истцом в 200 000 (Двести тысяч) рублей.

Истец просил взыскать по 100 000 (Сто тысяч) рублей с каждого из ответчиков. При этом истец ссылался на то обстоятельство, что факт возбуждения в отношении него уголовного дела, явился причиной того, что с ним не был продлен контракт по службе и он остался без работы. Истец указывал, что до настоящего времени не может устроится на хорошую работу, из-за того, что в отношении него было возбуждено уголовное дело частного обвинения. Высказывал жалобы на частые головные боли и бессонницу.

Интересы ответчиков в судебном заседании представлял адвокат Гришин Павел Владимирович.

Изучив обстоятельства дела, адвокат подготовил аргументированные письменные возражения на заявленные истцом требования. Возражения на иск были оглашены адвокатом в судебном заседании и приобщены к материалам гражданского дела.

В возражениях на исковое заявление указывалось, что Федеральным законом от 5 апреля 2013 года № 54-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», статья 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) была дополнена частью 2.1., где указывается, что право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном  главой 18 УПК РФ, по уголовным делам частного обвинения имеют только лица, указанные в пунктах 1 – 4 части 2 статьи 133 УПК РФ, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью 4 статьи 20 УПК РФ, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 УПК РФ, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части 1 статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 УПК РФ.

Истец, к категории лиц, перечисленных в части 2.1. статьи 133 УПК РФ, не относится. Соответственно права на реабилитацию, в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ, у истца не возникло. Принимая это обстоятельство во внимание, ссылка в исковом заявлении на положения части 1 статьи 133 и части 2 статьи 136 УПК РФ, является безосновательной, поскольку приведенные истцом нормы права на возникшие спорные правоотношения не распространяются.

Более того, согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 17 октября 2011 года №22-П «По делу о проверке конституционности частей 1 и 2 статьи 133 УПК РФ в связи с жалобами граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н. Сардыко», (на которое также опирается истец в исковом заявлении), часть 1 статьи 133 УПК РФ признана не соответствующей Конституции РФ лишь в той мере, в какой данное положение (по состоянию на октябрь 2011 года) по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, служило основанием для отказа лицу, в отношении которого выдвигалось частное обвинение, в возмещении государством вреда, причиненного незаконными и (или) необоснованными решениями суда (судьи).

В пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», обращено внимание судов на то, что право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения. Ввиду того, что уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части 1 и частью 4 статьи 147 УПК РФ) возбуждается частным обвинителем и прекращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстанции не является следствием незаконных действий со стороны государства, правила о реабилитации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения, не распространяются. Вместе с тем лицо имеет право на реабилитацию в тех случаях, когда обвинительный приговор по делу частного обвинения отменен и уголовное дело прекращено по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами либо судом апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора по делу постановлен оправдательный приговор.

Каких-либо незаконных и (или) необоснованных решений судом в отношении истца не выносилось. Судом первой инстанции в отношении истца был вынесен оправдательный приговор, который в последующем вступил в законную силу. Процессуального статуса – «осужденный», истец никогда не имел.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» указывается, что в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда:

  • вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;
  • вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

В соответствии со статьей 1070 ГК РФ, вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Статьей 1100 ГК РФ, на которую ссылался истец в исковом заявлении предусмотрено, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

  • вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;
  • вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;
  • в иных случаях, предусмотренных законом.

Однако положения данной статьи, по мнению ответчиков, подлежат применению в системном толковании с положениями статей 151, 1064, 1070 и 1099 ГК РФ.

Так, пунктом 1 статьи 1099 ГК РФ установлено, что основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 ГК РФ. Общие положения об ответственности за причинение морального вреда установлены статьей 151 ГК РФ, согласно которой, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Общие основания ответственности за причинение вреда установлены статьей 1064 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда (пункт 1). Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (пункт 2).

Таким образом, указанные выше положения устанавливают общий принцип наступления гражданско-правовой ответственности за причиненный вред только при наличии вины причинителя, исключения из которого при строго определенных случаях должны быть прямо закреплены в законе.

Такие исключения установлены специальными нормами для предусмотренных статьей 1100 ГК РФ случаев, а именно:

  • для случаев причинения вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, - статьей 152 ГК РФ, согласно пункту 1 которой гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности;
  • для случаев причинения вреда жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности - статьей 1079 ГК РФ, согласно пункту 1 которой юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего;
  • для случаев причинения вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ - пунктом 1 статьи 1070 ГК РФ, согласно которому вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет соответствующей казны в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 данной статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 ГК РФ, то есть при наличии вины причинителя.

Таким образом, из положений статей 1064, 1079 и 1100 ГК РФ в их системном толковании следует, что компенсация морального вреда, причиненного в результате уголовного преследования, осуществляется независимо от вины причинителя в случаях наступления последствий, указанных в пункте 1 статьи 1079 ГК РФ, и при условии причинения его должностными лицами либо государственными органами, указанными в данной норме закона.

В соответствии с конституционно-правовой позицией, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2011 года № 22-П по делу о проверке конституционности частей 1 и 2 статьи 133 УПК РФ в связи с жалобами граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н. Сардыко, применимость специального порядка возмещения государством вреда предрешается не видом уголовного преследования, а особым статусом причинителя вреда, каковым могут обладать лишь упомянутые в части 1 статьи 133 УПК РФ государственные органы и должностные лица - орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор и суд - независимо от занимаемого ими места в системе разделения властей (пункт 3). Специфика правовой природы дел частного обвинения, уголовное преследование по которым осуществляется частным обвинителем, ограничивает применение к ним положений главы 18 УПК РФ. Вынесение мировым судьей оправдательного приговора в отношении подсудимого по такому делу не порождает обязанность государства возместить причиненный ему вред (если он не был причинен иными незаконными действиями или решениями судьи), поскольку причинителем вреда в данном случае является частный обвинитель, выдвинувший необоснованное обвинение (пункт 5).

В названном выше Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации также указано, что при оправдании подсудимого по делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному делу (часть 9 статьи 132 УПК РФ). Взыскание в пользу реабилитированного расходов, понесенных им в связи с привлечением к участию в уголовном деле, со стороны обвинения, допустившей необоснованное уголовное преследование подсудимого, является неблагоприятным последствием ее деятельности.

Возмещение же иного вреда за счет средств частного обвинителя главой 18 УПК РФ не предусматривается. Реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не меняет публично-правовой сущности уголовной ответственности и не является основанием для постановки его в равные правовые условия с государством в части возмещения вреда в полном объеме и независимо от наличия его вины (пункт 5). Аналогичная позиция изложена в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 2009 года № 643-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Васева Андрея Михайловича на нарушение его конституционных прав частью 1 статьи 133 УПК РФ».

Приведенное Конституционным Судом Российской Федерации различие в установлении оснований ответственности в зависимости от субъекта причинителя вреда обусловлено спецификой деятельности правоохранительных органов, при которой возможно невиновное причинение вреда вследствие принятия незаконных решений, в частности, на основании субъективной оценки доказательств, которые, в свою очередь, могут являться следствием фальсификации или ошибки других лиц (экспертов, переводчиков, свидетелей и т.п.). Кроме того, такая особенность объясняется также участием в расследовании уголовных дел широкого круга должностных лиц, вследствие чего установить вину конкретного должностного лица не во всех случаях представляется возможным.

В отличие от уголовного преследования, осуществляемого в публичном и частно-публичном порядке (части 1, 3, 5 статьи 20 УПК РФ), привлечение к уголовной ответственности по делам частного обвинения, за исключением случаев, предусмотренных частью 4 статьи 20 УПК РФ, является следствием обращения частного обвинителя в суд с заявлением о привлечении к уголовной ответственности конкретного лица. Такое обращение является одной из форм реализации конституционного права граждан на обращение в государственные органы (статья 33 Конституции Российской Федерации) и конституционного права каждого на судебную защиту (часть 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации).

При этом в отличие от органов дознания, предварительного следствия и государственного обвинения на частного обвинителя не возлагается юридическая обязанность по установлению события преступления и изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (часть 2 статьи 21 УПК РФ).

Именно такой правоприменительный подход, но аналогичному гражданскому спору, закреплен в Определении Верховного суда Российской Федерации от 10 марта 2015 года № 16-КГ14-37.

Также в письменных возражениях на исковое заявление были приведены другие доводы на заявленные исковые требования.

Выслушав возражения ответчиков, подготовленные адвокатом, истец отказался от заявленного иска, о чем написал заявление.

Отказ истца от заявленного иска Октябрьским районным судом города Рязани был принят, о чем 04 февраля 2016 года вынесено определение.


Ниже представлена деперсонализированная копия указанного определения о прекращении производства по делу.

Определение
Март 2019
ПнВтСрЧтПтСбВс
123
45678910
11121314151617
1819
20
21222324
25262728293031
13.08.2016

Этот документ подготовлен рабочей группой, которую возглавляет заместитель председателя КЭС ФПА РФ, руководитель секции КЭС по стандартам Дмитрий Талантов. Ранее документ был направлен в адвокатские палаты субъектов РФ и скорректирован с учетом поступивших оттуда замечаний.

27.05.2016

Председатель Рязанской Правовой Коллегии адвокатов Адвокатской палаты Рязанской области адвокат Гришин Павел Владимирович награжден Почетной грамотой ФПА РФ

07.05.2016

По согласованию с Фондом «Адвокатская инициатива» филиал ФГУП «Гознак» «Московский монетный двор» выставил в продажу нагрудные знаки российского адвоката из драгоценных металлов (золото и серебро).

28.01.2016

На официальном сайте ФПА РФ опубликовано разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросам применения п. 1 ст. 17 КПЭА.

27.01.2016

Под конституционными правами и свободами понимаются закрепленные в Конституции и гарантированные государством возможности, позволяющие каждому гражданину самостоятельно и в собственных интересах избирать вид и меру своего поведения, а также пользоваться предоставленными ему социальными благами.

03.01.2016

Почему есть конституционные права и свободы человека и права . и свободы гражданина? В чем их отличие?

Конституция Российской Федерации разграничивает понятия «права человека» и «права гражданина»

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Рязань, ул. Лесопарковая, дом 18, офисный-центр "Кремлевский", офис 107
Создание сайта – Kesote Company